rome 2
Shogun 2
Napoleon
Empire
Medieval II
Rome




RW-моды
Моды к Shogun 2
Моды к Napoleon
Моды к Empire
Моды к Medieval II






Античная эпоха
Средневековье
Феодальная Япония
Наполеоновские войны
Войны XVII-XVIII веков
История вооружений

Russian Warriors

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Russian Warriors » Эволюция стрелкового оружия XVII-XVIII в


Эволюция стрелкового оружия XVII-XVIII в

Совершенствование оружия в XVII—XVIII веках
В течение XVII—XVIII столетий кремневое оружие продолжало совершенствоваться. Калибр ружей постепенно уменьшали и делали преимущественно от 0,7 до 0,8 дюйма (18—20,4 мм), увеличивали прочность стволов, безотказность замков, старались уменьшить общий вес солдатского ружья и стремились выпускать военное оружие совершенно однообразным; это было необходимо для регулярных армий, имеющих единое обмундирование, снаряжение и т. д.

Шомпол
Необходимой принадлежностью каждого заряжаемого с дула ружья был деревянный шомпол. Хотя железные шомпола были известны с конца XV столетия, однако их не применяли, чтобы не повредить растиранием канал ствола, отчего ухудшались кучность боя и меткость стрельбы. Но так как деревянные шомпола нередко ломались при заряжании во время сражения, то решили пожертвовать долговечностью стволов, чтобы сделать ружье более надежным в боевой обстановке. В 1698 году в прусской пехоте были введены железные шомпола, вскоре такие же были приняты и в армиях других государств. Железный шомпол утяжелил и без того увесистое ружье, поэтому возник вопрос об облегчении солдатского оружия.
В ХУШ веке стали испытывать стальные шомпола. После таких опытов в 1779 году австрийский фельдмаршал Франц Ласси (1725—1801 гг.) предложил австрийским военным властям шомпол-штык, представлявший собой утолщенный шомпол, один конец которого был заострен, а другой имел головку. Когда выдвигали шомпол-штык в боевое положение, он удерживался специальной защелкой. Однако это предложение было отклонено. Затем в 1789 году шомпол-штык испытывали в Дании и тоже забраковали. Наконец, в 1810 году американский оружейный конструктор Холл для своего заряжаемого с казны кремневого ружья устроил подобный же шомпол-штык, который тоже был отвергнут Военным ведомством США. Впоследствии и другие конструкторы неоднократно предлагали в разных государствах шомпол-штык, но он неизменно отвергался. Заряжая с дула ружье, стрелок должен был переворачивать шомпол в пальцах правой руки дважды — вниз головкой и вверх головкой. Поворачивание шомпола требовало выучки и несколько замедляло заряжание. Поэтому предпринимались попытки ввести двусторонние шомпола: они имели на каждом конце головку, середина же была сделана тонкой для облегчения. Для прохода шомпольной головки в цевье в последнем необходимо было бы значительно расширить шомпольную дорожку, а такая дорожка ослабляет цевье.

ПИСТОЛЕТ-КАРАБИН
Среди военных пистолетов конца XVII столетия появился кавалерийский пистолет-карабин — промежуточное оружие между пистолетом и карабином. Он представлял собой солдатский пистолет с немного удлиненным стволом, к рукояти которого был приспособлен быст-роотъемный приклад. Благодаря прикладу получалось более верное прицеливание, отсюда — и более меткая стрельба, чем из пистолета без приклада, когда стреляют с одной руки. Пистолеты-карабины испы-тывались в разных государствах, но нигде не были одобрены. Во-первых, потому, что кавалеристу не всегда удобно сидя на коне примыкать приклад к пистолету; во-вторых, приходилось возить пистолет-карабин в передних кобурах седла: в одной — пистолет, в другой — приклад. Солдат же предпочитал иметь в кобурах вместо одного пистолета и приклада к нему два обыкновенных пистолета, как было принято в те времена. Впоследствии подобные приклады стали приспосабливать к револьверам и охотничьим пистолетам, а в наше время — и к автоматическим пистолетам. Пришлось бы делать цевье гораздо толще для упрочения, получились бы крупнее и ложевые кольца. Все это утяжелило бы ружье. Поэтому двусторонние шомпола были забракованы. К тому же ловкий солдат, поворачивая шомпол при заряжании, мог в те времена произвести в минуту до четырех выстрелов. От кремневого ружья такой большой скорострельности не требовали: считали достаточным 1—2 выстрела в минуту.

Длина и вес оружия
Думая об уменьшении веса солдатского ружья, обращали главное внимание на длину и вес ствола. Сделанный из хорошего вязкого железа ствол, даже имея тонкие стенки в средней и дульной третях (каждый ствол имеет три части: казенную, среднюю и дульную), вполне выдерживал стрельбу боевыми патронами, но страдал от случайных ударов и штыкового боя, получая вмятины и прогибы. Поэтому делали стволы с утолщенными стенками для увеличения прочности. Опыт показывал, что хорошо отделанный короткий ствол дает лучшую кучность боя и меткость стрельбы, чем длинный ствол с кое-как отделанным каналом. Однако слишком короткое ружье было непригодным для стрельбы из двухшеренгового строя (задний стрелок оглушал бы переднего); кроме того, короткое ружье неудобно при штыковом бое, если у противника будет более длинное ружье со штыком. Учитывая все это, приходилось укорачивать ствол очень осторожно, одновременно на столько же удлиняя клинок штыка. Все же за столетие, к концу XVIII века, калибр ружей с 22,8 миллиметра уменьшился до 18,5, стволы укоротились со 118 до 82 сантиметров, вес ружей уменьшился с 5,6 до 5 килограммов. Конечно, имелись ружья калибра меньше 18 миллиметров и весом около 4,5 килограмма, но их было не так много, хотя они и доказывали, что возможности для уменьшения калибра и облегчения ружья еще имеются.

Скорострельность
И без того невысокие баллистические и боевые возможности оружия с кремневым замком еще больше снижались из-за малой скорострельности. Почему она была небольшой? Все объясняется медлительным и непростым заряжанием, которое стрелок производил стоя, в несколько приемов. Сначала нужно было взять ружье на изготовку и открыть полку. Из сумки достать патрон, откусить конец бумажной гильзы и из нее отсыпать часть пороха на полку. После этого нужно было закрыть полку, поставить курок на предохранительный взвод, а ружье — вертикально к ноге. Но это еще не все. Оставшийся в патроне порох высыпали в ствол. Причем, чтобы его крупинки не остались в гильзе, ее следовало осторожно размять. Опорожненный патрон вкладывали в ствол пулей к пороху и несильными ударами шомпола перемещали в казенник к заряду. При этом старались не раздавить пороховых зерен, которые, превратясь в мякоть, действовали бы слабее. Проделав это, солдат вставлял шомпол в цевье и был готов к стрельбе. Скорострельность кремневых ружей составляла всего один выстрел в полторы минуты. Вероятно, при известной натренированности солдат она могла быть и большей: например, устав прусской пехоты 1779 года требовал от обученных солдат до четырех выстрелов в минуту.

ОТЛИЧНОЕ ОРУЖИЕ - ГОРДОСТЬ КАЗАКА
Огнестрельное и холодное оружие русских войск в XVII столетии было ничуть не хуже, а во многих случаях лучше подобного оружия западноевропейских государств. Это было особенно заметно в казачьих войсках, как наиболее свободной военной организации. Казаки издавна снаряжались и вооружались за свой счет. Конь, одежда, снаряжение и вооружение у казака собственное; казак дорожил ими, старался иметь все наилучшее, особенно — оружие и коня, которыми очень гордился. Казаки не были стеснены однообразием вооружения, каждый мог иметь какое угодно оружие, лишь бы оно действовало наилучшим образом. Оружие добывалось казаками как трофей частых войн, отчасти приобреталось от поставщиков из разных стран, знавших, что казаки платят высокие цены за качественное оружие.

Прицелы
Прицельные приспособления у кремневых ружей были развиты слабо. Для наведения оружия на цель служила латунная или железная мушка, припаянная на дульной части ствола или переднем ложевом кольце. Поэтому об очень меткой стрельбе с использованием столь примитивных прицельных устройств говорить не приходилось. Ведя огонь из кремневых ружей, солдаты фактически производили наводку по стволу, примерно совмещая мушку с целью. Эффективность такой стрельбы была низкая. Даже в XIX веке русское кремневое пехотное ружье образца 1808 года поражало цель на расстоянии около 75 метров лишь в 75 процентах случаев, а прусское ружье образца 1805 года — всего в 46 процентах. Только на исходе 1820-х годов прицелы кремневок были несколько улучшены: на казенной части стволов сделали приспособление для визирования мушки и более точного совмещения ее с целью.

Плутонговая стрельба
Компенсировать недостатки кремневок — неточность выстрелов и малую скорострельность — пытались тем, что вели стрельбу залпами. Огонь одновременно открывали сразу целые взводы, называемые плутонгами. Иногда залп производил сразу целый батальон. При обучении и подготовке солдат этому виду стрельбы придавали решающее значение, так как только в нем видели возможность достижения высокого результата. Плутонговая стрельба залпами могла производиться с высокой частотой. Подразделения стреляли одно за другим перекатами, и все 8 плутонгов, входившие в состав батальона, могли разрядить свое оружие в течение одной минуты.

Крепостные ружья
Из старинных крепостных ружей были известны в России пищали; на Западе они назывались крепостными аркебузами. Подобные пищали хотя и называются ружьями, но не могут быть отнесены к ручному оружию, потому что при большом весе (10—60 кг) и очень длинном стволе (2,7—3,3 м) весьма неудобны в обращении для одного человека. Наиболее крупные образцы крепостных ружей являются орудиями малого калибра.
Интересны восточные (турецкие, арабские и китайские) крепостные ружья. Они имели ствол из витой дамасской стали — гладкий и нарезной. Гладкие   стволы нередко были с раструбом в дуле — для стрельбы картечью или «жеребьями». Замок — чаще всего фитильный, реже кремневый. На середине ствола или цевья снизу укрепляли сук или крюк, которым зацепляли ружье за мешок с песком, вал и тому подобные предметы, чтобы удержать его от сильной отдачи. Иногда для этой цели служила веревочная или ременная привязь — подобно канату корабельных орудий. Прицелы бывали очень высокие, чаще всего сквозные (с отверстиями для прицеливания), количество отверстий доходило иногда до двенадцати.

Оружейное дело в России при Петре I
Петр   Великий   (1672— 1725 гг.) энергично занялся вооружением русской армии современным стрелковым оружием, и такого качества, чтобы оно было совершеннее оружия противника. Главным врагом России была тогда шведская армия, которая считалась одной из лучших армий в Европе.
Массовое производство оружия в России при Петре было организовано заново, и в таких размерах, что оно полностью удовлетворяло потребности армии.
В 1701 году начали строиться олонецкие заводы. Петр I поручил это дело саксонскому специалисту Блюэру; вскоре там организовали оружейное производство. В 1707 году в Петербурге был введен в строй завод «Ружейный двор». В 1712 году построили новый оружейный завод в Туле, в 1721-м — в Сестрорецке. Ружья или только ружейные стволы изготовляли на многих пушечных заводах.
Обычно стволы для кремневых ружей изготовляли вручную. Прежде всего кузнечным способом выделывали его болванку — заготовку. Полученные железные полосы загибали в полутрубки и сваривали между собой. Вчерне ствол был готов. Потом его рассверливали до нужного диаметра и подвергали внутри чистовой обработке. Снаружи стволы отделывали на «обти-ральных» станках. В казенной части высверливали или пробивали затравочное отверстие — сквозной канал, через который воспламенялся помещенный в стволе порох. После всего этого ружейный ствол считался готовым к использованию.
Такое изготовление ствола было трудоемким и шло медленно. Поэтому оружейники многих стран в начале XVIII столетия ломали голову над тем, как усовершенствовать и ускорить ствольное производство. Лучшие изобретения в этой области были сделаны тогда нашими соотечественниками. Работавший на Тульском оружейном заводе мастер-солдат Яков Батищев создал вододействующие машины, значительно облегчившие на выделке стволов тяжелый ручной труд работных людей. Эти машины неизменно приводили в изумление всех бывавших в Туле иностранцев, даже тех, что были выписаны Петром Великим из-за границы для обучения русских мастеров.
Машины Батищева механизировали ствольное производство. Отковку заготовок делала специальная ударная установка с тремя молотами. В «вертельных» машинах рассверливались будущие стволы, причем обрабатывались сразу 24 заготовки. «Обти-ральные» стандартные и «шустовальные» машины за один раз отделывали 12 стволов.

Фузея
Из русского оружия XVIII века известен солдатский мушкет 1700 года. Ствол его (калибр — 22,8 мм) имел длину 115,6 сантиметра, а общая длина мушкета составляла 157 сантиметров, и зарядить его низкорослому солдату было очень трудно. Для мушкета полагался мушкетный нож (багинет), который для штыкового боя вставлялся в дуло ствола. Весил мушкет 5,6 килограмма. Так как ружье было длинным и тяжелым, имело ощутимую отдачу при стрельбе, то в мушкетеры выбирали рослых, сильных и выносливых солдат. Поэтому Петр I решает вооружить пехоту ружьем, то есть облегченным кремневым мушкетом уменьшенного калибра, которое могли бы применять солдаты небольшого роста и слабого сложения.
Кремневые ружья в те времена назывались самопалами (замок сам палит, сам дает огонь без зажигания фитиля). Вводимые на вооружение армии ружья были названы фузеями. Термин «фузея» происходит от французского «физюль», что означает «кремень». Термин «ружье» был применен позднее. (Ружьем в настоящее время называется оружие с длинным стволом, имеющим гладкий канал.)
Первая солдатская фузея 1707 года имела калибр 18,5—20,5 миллиметра, длину ствола — 80—104 сантиметра, общую длину— 121 —145 сантиметров, вес — 3,9—5 килограммов. Как видно, разница в калибрах доходила до 2 миллиметров, по общей длине ствола — до 24,5 сантиметра. Такие фузеи сортировались по калибру и общей длине, после чего отпускались в войсковое подразделение целыми партиями одинакового калибра и приблизительно одной длины. Требовалось, чтобы партия ружей количеством примерно на роту была одного калибра, потому что патроны изготовлялись в ротах, где имелись формы для отливки пуль нужного калибра.
Для каждой фузеи полагался нож (багинет) с клинком длиной 35—53 сантиметра, имеющим острие и одно, иногда два лезвия (обоюдоострый). При наличии одного лезвия с другой стороны имелось тупье, или обух. Крестовина была небольшая — латунная или железная. Рукоять (черен) — деревянная, длина ее составляла 13,5—18 сантиметров, диаметр подгонялся по калибру ствола так, чтобы рукоять входила в ствол с трением, несколько не доходя до кольца под крестовиной.
Разная длина клинков была принята с той целью, чтобы для более короткого ствола можно было подобрать более длинный нож. Для ношения ножа имелись кожаные ножны. Нож вставляли рукоятью в ствол перед рукопашным боем и тогда, когда ружье было не заряжено, потому что в случае выстрела при вставленном в дуло ноже происходил неминуемый разрыв ствола. В 1709 году началась замена ружейного ножа более совершенным холодным оружием — штыком, хотя он был известен русским еще с 1680 года. Боевой опыт на войне против шведов показал, что штык совершеннее фузейного ножа. Первоначально штыки изготовляли с тесачными (ножевыми) и игольчатыми трехгранными клинками длиной 22,3— 35,6 сантиметра. Был известен в русской армии и складной штык. Его идея была опробована оружейниками России еще до 1680 года.
На солдатской фузее образца 1715 года имелся штык с трехгранным клинком. Ствол имел калибр 19,7 миллиметра, который на долгое время утвердился для пехотных и драгунских ружей русской армии (общая длина ружья без штыка составляла 156 см, вес — 5,25 кг).

Вооружение пехоты при Петре I
Вооружение пехоты в начале XVIII века состояло из ружей, шпаг, пистолетов, пик и алебард. Солдаты пехоты, вооруженные фузеями, назывались фузилерами. В мушкетерских полках та же фузея именовалась по-прежнему мушкетом. Пехотным ружьем вооружались и пешие гренадеры; только тыльную антабку переносили со скобы на приклад, чтобы ружье меньше болталось за спиной, когда бросалась граната.
По табелям (спискам) 1711 года на пехотный полк полагалось: пехотных ружей— 1200; шпаг— 1200; пистолетов— 72 пары, или 144 штуки; пик (копий) — 144; алебард — 8 штук.
Срок службы огнестрельного оружия определялся в 10 лет, но позже, с повышением качества оружия, был увеличен вдвое. Фактически же ружья служили гораздо дольше.
На вооружение русской армии времен Петра I поступило кремневое крепостное ружье 1720 года. Его граненый железный ствол (калибр — 20,32 мм) имел гладкий канал. Целик (пластинка с прорезью, с которой совмещалась мушка) и мушка были железные. Ружье предназначалось для сильных зарядов, поэтому ствол имел значительно утолщенную казенную часть. Общая длина ружья составляла 148 сантиметров, вес — 6 килограммов. Ружье не имело штыка. Это связано с тем, что оно было предназначено для вооружения крепостных войск (отсюда и название) и служило для наиболее меткой стрельбы, какую могли допускать гладкоствольные ружья.

ВЕЛИКАНСКАЯ ФУЗЕЯ ОБРАЗЦА 1716 ГОДА
Эти кремневые ружья (длина — 184,5 см, длина ствола — 143,4 см, калибр — 15,8 мм, вес — 6,8 кг) первоначально предназначались для солдат очень высокого роста. История создания этих фузей такова. В 1716 году к Петру I обратился прусский король Вильгельм I, прося подарить ему отряд солдат ростом не ниже 7 футов (213,5 см). Вильгельму очень нравились высокорослые солдаты, и он собирал их по всем странам.
Набралось 56 великанов, присланных из разных губерний России. Для них и были заказаны ружья с ба-гинетами, палаши, снаряжение и обмундирование по прусскому образцу. Тульскому заводу было приказано изготовить их наилучшим образом, чтобы продемонстрировать мастерство русских оружейников. Впоследствии великанские фузеи оказались хорошими крепостными ружьями и изготовлялись до 1724 года.
Так назывался штуцер солдатский 1721 года. Винтовки, или винтовальные пищали, были известны в Москве с XVI века, их изготовляли московские оружейники. Тульские ствольщики изготовляли винтовальные стволы для Военного ведомства с 1665 года. При Петре I винтовальные пищали стали называться «стуцерами» (термин имеет немецкое происхождение). Они изготовлялись в Туле с 1716 года. Штуцерами были вооружены в русских войсках лучшие стрелки, которые назывались штуцерными солдатами, винтовочниками или охотниками.
Винтовка имела восьмигранный ствол (калибр — 15,24 мм) с нарезным каналом, на нем были укреплены железные целик и мушка. Длина винтовки составляла 114 сантиметров, вес— 4,5 килограмма. Штыка не было.
Из гладкоствольного ружья на дистанции более 150 шагов было бесполезно стрелять по одиночной цели, тогда как из штуцера можно было поражать такую цель на дистанции до 300 шагов, а по группам противника можно было вести эффективный огонь на расстоянии до 400 шагов. Несмотря на такие преимущества, винтовка не могла вытеснить ружей по нескольким важным причинам. Во-первых, она имела малую скорострельность: за то время, пока из нее производили один выстрел с последующим перезаряжанием, из гладкоствольного ружья успевали выстрелить 5—6 раз. Во-вторых, нарезной ствол штуцера, быстро загрязняясь, требовал аккуратной и своевременной чистки, в противном случае оружие очень скоро теряло кучность боя. В-третьих, для пользования штуцером был необходим более культурный и искусный в стрельбе солдат, чем для пользования пехотным ружьем. И главное — винтовка обходилась в изготовлении гораздо дороже ружья, а живучесть ее была меньше.
Кроме всего прочего, штуцер первоначально не имел штыка, поэтому не был пригоден для рукопашного боя. Правда, позднее штык к винтовке был приспособлен.
В войсках штуцеров было мало. По штатному расписанию они не полагались, однако считалось желательным, чтобы винтовка была в каждом батальоне. Приобретали винтовки из сэкономленных хозяйственных сумм, выделенных батальону, что начальство ставило в заслугу его командиру. Первоначально на батальон была одна винтовка, впоследствии их стало по одной винтовке на роту. На войне солдат-охотник должен был стрелять по наиболее важным целям противника, но выбирал цели по своему усмотрению.
Называли стрелка из винтовки охотником, вероятно, потому, что такие пехотинцы были преимущественно из бывших охотников и, кроме того, солдат, вооруженный винтовкой, тоже охотился за врагами, да и сама винтовка была сделана по типу охотничьего зверобойного ружья. Позднее, вплоть до настоящего времени, таких солдат-охотников стали называть снайперами (термин «снайпер» происходит от английского слова, обозначающего охотника за бекасами; стрельба по бекасам очень трудная и требует от охотника большой меткости).

Оружие конца XVIII века
На протяжении XVIII столетия массовое пехотное ружье не претерпело существенных изменений. Продолжался процесс уменьшения длины оружия и снижения калибра. Впрочем, последний точно не соблюдался — у ружей одного и того же образца он мог различаться примерно на 2 миллиметра. Пули, как правило, отливались непосредственно в войсках и делались несколько меньшего калибра для облегчения заряжания. Это, а также несовершенство прицельных приспособлений (а то и их отсутствие — например, у австрийского пехотного ружья образца 1800 г.) приводили к тому, что дальность прицельной стрельбы не превышала 100 шагов; на дистанцию 150—300 шагов стреляли только залпами. Лучшие стрелки могли производить до шести выстрелов в минуту.
Стрельба производилась с положения «смирно», то есть без полуоборота вправо, не расставляя ног и не вытягивая голову к прикладу, а лишь касаясь приклада подбородком. Постепенно в войсках начали применять охотничью прикладку и охотничьи положения при стрельбе. Требования лучшей прикладки вызвали изменение формы ложи, которая была приближена к охотничьей.
Постепенно увеличивалось количество нарезных ружей. Ими вооружали, как правило, унтер-офицеров. Шведские унтер-офицеры были вооружены нарезными ружьями с 1750 года, французские— с 1793-го, русские— с 1805-го. Это были первые шаги к более широкому вооружению войск нарезными ружьями.
Для снижения веса и облегчения заряжания штуцера изготовляли с укороченным до 30—45 сантиметров стволом. Заряд штуцера не превышал 1/7 веса пули (у гладкоствольного ружья он составлял 1/3 веса пули). При таком заряде пуля имела весьма крутую траекторию, а дальность ее полета составляла около 300—500 шагов. Но все же кучностью боя и меткостью стрельбы штуцер превосходил гладкоствольные ружья. Первые штуцера не имели штыка; штуцерный солдат, чтобы после выстрела не оставаться безоружным, носил шпагу или тесак.
Кавалерийскими ружьями для рядового состава служили гладкоствольные мушкетоны и тромбоны, укороченные ружья, которые назвали карабинами, уменьшив их калибр. Французский кавалерийский мушкетон 1786 года весил всего    2,956   килограмма. Столько же приблизительно весили и более новые кавалерийские карабины. Австрийские кирасиры в 1760 году были вооружены тромбонами, заряжаемыми 12 картечинами на каждый выстрел.
На вооружении всего командного состава и частично рядовых в кавалерии были пистолеты. Из-за частых осечек при стрельбе кремневые пистолеты носили всегда по два: оружейники так и изготовляли их парами, причем пистолеты одной пары должны были быть совершенно одинаковыми.

Патрон
Много усилий было потрачено на то, чтобы добиться лучшего способа заряжать ружье. В первое время стрелок носил с собой мешок с порохом и еще один — с пулями. Когда нужно было зарядить ружье, он отмерял порцию пороха и сыпал ее в ствол. Потом закладывал туда же пулю. Отмерять порох на ветру или при дожде было неудобно. Стали делать из дерева продолговатые круглые коробочки величиной с палец. Коробочки эти называли патронами. В патрон заранее насыпался порох доверху. Потом патрон закрывали деревянной крышкой. Каждый стрелок носил теперь через плечо ремень, к которому было подвешено 12 деревянных патронов с порохом. Кроме того, на поясе еще был кожаный мешок с пулями. Перед выстрелом весь порох из патрона высыпался в ствол. Потом закладывали пулю.
Во второй половине XVI века изобрели патрон из бумаги, в который поверх пороха помещали пулю. Патрон был такого размера, что свободно входил в ствол. Перед тем как зарядить ружье, стрелок откусывал нижнюю часть патрона, чтобы открыть доступ к пороху. Для проталкивания патрона до самого конца ствола использовали шомпол.
Введение бумажного патрона способствовало значительному ускорению стрельбы. Изготовление таких патронов было делом несложным и велось непосредственно в войсках. Гильзы (так стали называть круглые коробочки для порохового заряда и пули) сворачивали из бумаги. В них засыпали порох и вставляли отлитую пулю. Боевой бумажный патрон XVIII века содержал 9—12 граммов пороха и 28—33-граммовую пулю. У пистолетов заряд был меньше и пуля легче. Так, русский пистолетный патрон имел 8,5 грамма пороха и пулю массой 25,6 грамма.
Первыми бумажный патрон стали использовать кавалеристы, ведь им было труднее, чем пешему воину, заряжать оружие, используя несколько предметов снаряжения. В пехоте бумажные патроны впервые были применены в шведской армии в ходе Тридцатилетней войны (1618—1648 гг.). В результате их использования шведские пехотинцы могли стрелять втрое быстрее, чем мушкетеры других армий. Такое преимущество в скорострельности шведы сохраняли в течение сорока лет. В 1670 году патроны стали использовать в прусской пехоте, а еще через двадцать лет — во Франции.
В русской армии патроны появились в начале XVIII века. При Петре I боекомплект фузилера составлял 50 патронов с боевым зарядом и 10 учебных. 30 патронов находились при пехотинце постоянно. Он носил их в патронной сумке через плечо; остальные хранились в обозе. В дополнение к пулевым патронам русские солдаты должны были иметь еще картечные — с несколькими пулями уменьшенного калибра. Так, в 1726 году было установлено в войсках на каждого солдата иметь в дополнение к 50 обычным патронам с пулями 20 картечных. Картечные патроны применялись до 1760-х годов.
В армиях других государств солдатский патронный боекомплект был примерно таким же. Например, в прусской армии короля Фридриха он составлял 60 патронов. Естественно, солдатский боекомплект не оставался неизменным. Уже в 1769 году в русской армии выдавалось на ружье по 75 патронов, из которых 40 носили в патронной сумке, а остальные возили в зарядном ящике. Эта норма сохранялась и в начале XIX века.
В легкой пехоте (егеря), которой приходилось стрелять чаще, чем линейной (тяжелой), запас патронов для каждого солдата был бґольшим. Например, в австрийской армии начала XIX века каждый егерь имел 100 патронов.
Запас патронов кавалериста в период кремневого оружия был невелик. Объясняется это желанием несколько сократить вес вооружения конного воина. Ведь кроме огнестрельного он имел еще и холодное оружие — палаш, саблю или пику. Твердо устоявшегося количества патронов в боезапасе кавалериста не было.
Даже несмотря на малую скорострельность кремневого оружия по сравнению с современным, стреляли из него в сражениях много. Порой это приводило к такому большому расходу боеприпасов, что в кульминационные моменты схваток стрелять было нечем. Так случилось в одной из битв в ходе Семилетней войны (1756— 1763 гг.) — при Торгау 3 ноября 1760 года. Ее участники, австрийцы и пруссаки, яростно палили друг в друга до тех пор, пока не израсходовали все патроны. Патронный голод испытали и французские солдаты в сражении с австрийскими войсками под Ваграмом 5—6 июля 1809 года, когда, увлекшись стрельбой, они не заметили, как опустели патронные сумки. Правда, это не спасло австрийцев от разгрома.


Вы здесь » Russian Warriors » Эволюция стрелкового оружия XVII-XVIII в


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC