rome 2
Shogun 2
Napoleon
Empire
Medieval II
Rome




RW-моды
Моды к Shogun 2
Моды к Napoleon
Моды к Empire
Моды к Medieval II






Античная эпоха
Средневековье
Феодальная Япония
Наполеоновские войны
Войны XVII-XVIII веков
История вооружений

Russian Warriors

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Russian Warriors » Мировая Семилетняя война.Продолжение


Мировая Семилетняя война.Продолжение

В 1756 г. могло показаться, что, как и на море, военные действия в Северной Америке будут происходить под диктовку французов. Индейцы наводили ужас на английских фермеров и плантаторов, а Монкальм, собрав трехтысячную армию, [515] захватил недавно отстроенные английские форты в долине Осуиго. Однако англичане копили силы и готовились к такому наступлению, которое привело бы не к частным приобретениям на границах Канады, а к полному уничтожению французской власти в этой стране.

Тем не менее и в 1757 г. инициатива оставалась на стороне Франции. Весной большой французский корпус под командованием Риго де Водрея, младшего брата нового губернатора Канады, опустошил английские магазины близ форта Уильям-Генри, который был создан год спустя после победы над Дискау. Поскольку [516] эти магазины предназначались для армии, которая собиралась в мае вторгнуться в долину Святого Лаврентия (со стороны южного берега Онтарио), рейд Риго де Водрея по крайней мере на год отложил генеральное наступление англичан на Новую Францию.

Летом под стены того же форта явился сам Монкальм с огромным по масштабам французских операций в Северной Америке войском в 7000 человек и принудил форт Уильям-Генри к капитуляции.

Неудачной для англичан оказалась и попытка захвата Луисбура. Для ее осуществления Адмиралтейство выделило флотилию в два десятка судов под командованием адмирала Лаундена. Однако по пути в Северную Америку она была задержана бурями, а затем понесла неожиданные потери от эпидемии. Пока Лаунден приводил в порядок свои корабли и экипажи в Галифаксе, французы перебросили в Луисбур эскадру из 23 кораблей. Ее присутствие вынудило англичан отложить свои планы до будущего года.

Однако в 1758 г. планирование и общее руководство кампанией в Северной Америке взял в свои руки Уильям Питт. Для того чтобы добиться подавляющего преимущества над противником, предполагалось сосредоточить в Северной Америке армию в 60 000 человек. (По этой цифре можно представить, насколько серьезно подошли на этот раз в Лондоне к заморским делам, — ведь число франко-канадцев, проживавших в Новой Франции, немногим превышало 50 000 человек.) Из них 15 000 предназначалось для завоевания Луисбура, еще пятнадцать — для наступления в районе оз. Шамплен, дороги по берегам которого выводили прямо к Монреалю. Несколько тысяч человек должны были действовать в районе Огайо{23}, остальные же являлись милицией, набираемой в североамериканских колониях и составлявшей общий резерв.

В начале июня 1758 г. англичане приступили к реализации главной части своего плана — одновременному наступлению на всех участках границы. Адмирал Боскоуэн осуществил высадку английского десанта близ Луисбура — морских ворот Новой [517] Франции. Действия англичан не застали французов врасплох, однако этим летом у тех не было возможности собрать флот, достаточный для прикрытия границ Канады.

Однако главная опасность грозила Новой Франции с юга. Генерал Эберкромби, назначенный Питтом главнокомандующим всех экспедиционных сил в Северной Америке, развернул наступление на форт Карийон, расположенный к югу от озера Шамплен (ныне — город Тикондерога на северо-востоке США). 15-тысячная армия Эберкромби медленно продвигалась лесными дорогами, тревожимая налетами франко-канадской милиции и индейцев. Французы при этом планомерно выбивали английских офицеров; в отличие от канадских ополченцев, привыкших к самостоятельным действиям, англичане без офицеров терялись и превращались в неуправляемую толпу. В частности, по пути к форту Карийон погиб бригадный генерал Хоу, отличившийся еще в войне за Австрийское наследство.

Пока армия Эберкромби продвигалась вперед, Монкальм выбрал место для будущего сражения и, собрав войска, готовил оборонительные позиции близ Карийона. В первых числах июля англичане оказались перед грядой высот, окаймлявших низину к югу от озера Шамплен. Эти высоты были укреплены засеками, траншеями и некоторым количеством полевой артиллерии. Посчитав, что открытая местность и многократное преимущество в силах делают его шансы на успех предпочтительными, Эберкромби приказал утром 8 июля начать атаку.

Однако случилось то, что стало закономерностью для военных действий в Северной Америке: атакующий потерпел поражение. Поскольку местность не позволила-таки Эберкромби развернуть свою армию, а совершать обход по буреломам и болотам он посчитал выше своего достоинства, английские бригады поочередно бросались на позиции французов — и откатывались назад, неся большие потери от снайперского огня оборонявшихся. Лишь к вечеру Эберкромби признал поражение и приказал остановить бессмысленный штурм. К этому часу число убитых и раненых англичан превысило 4000 человек — численность противостоящего им корпуса Монкальма.

Будь у французов больше войск, поражение Эберкромби было бы полным. Однако численное превосходство англичан не позволяло [518] даже надеяться на преследование, и Монкальм позволил неприятелю вернуться в Массачусетс.

Если в центре североамериканской линии фронта французы одержали блестящую победу, то на флангах преимущество оказалось на стороне их неприятелей. В долине Огайо франко-канадцы потеряли Форт-Дюкен, события вокруг которого стали поводом к войне, а на Великих озерах англичане заняли местечко Фронтенак, находившееся на пересечении коммуникаций французов к югу от озера Онтарио.

Еще тяжелее стала капитуляция Луисбура — после двухмесячной осады, многочисленных боев за прикрывавшие цитадель форты и длительной бомбардировки. Несмотря на ожесточенное сопротивление гарнизона Луисбура, генерал Эмхерст, командовавший английским десантным корпусом, проявил бульдожье упорство и недюжинное знакомство с осадными работами. Потеря этого порта сводила к минимуму возможности Новой Франции поддерживать связи с метрополией.

Впрочем, Версаль и не собирался предпринимать чрезмерных усилий для поддержания таких связей. Брест блокировали английские корабли, сухопутные войска были нужны для нового наступления в Вестфалии и для планировавшейся высадки на Британских островах. Весной 1759 г. в Квебек прибыло несколько сотен рекрутов — и это было все, чем могла помочь Канаде Франция{24}. Водрею пришлось ставить под ружье все мужское население колонии, что дало Монкальму к началу новой кампании армию почти в 17 000 человек. Однако ее боевые качества уступали тем небольшим, подвижным и очень организованным отрядам, которыми до сих пор действовали командиры франко-канадцев, — и это сыграло свою роль в сентябре во время сражения на Равнине Авраама.

Сражения при Квебеке оказались решающими событиями этой войны на Североамериканском континенте. Удобное расположение города делало его оборону возможной даже при тех небольших силах, которые имел в своем распоряжении Монкальм. Между тем потеря Квебека означала бы, что англичане [519] закрепляются на правом берегу р. Святого Лаврентия и получают доступ к самому сердцу Новой Франции. Поэтому близ колониальной столицы были собраны все свободные силы; на укреплениях в городе и вокруг него имелось около сотни орудий. Впрочем, большинство из них были устаревшими и не годились для действий в поле. Фактически Монкальм не имел подвижного артиллерийского прикрытия на случай открытого боя.

После неудачи прошлого года близ форта Карийон основные английские силы действовали под прикрытием флота, господствовавшего и на море, и в низовьях р. Святого Лаврентия. Под командованием адмирала Саундерса имелось до 200 судов различных классов (в том числе 10 линейных кораблей); впрочем, в операции против Квебека участвовала далеко не вся эта армада. Командовать десантным корпусом назначили 32-летнего генерала Уолфа, отличившегося при осаде Луисбура. Его бывший начальник Эмхерст соответственно сменил генерала Эберкромби, провалившего прошлую кампанию.

По английским данным, в распоряжении Уолфа имелось 8600 человек — регулярных частей, морской пехоты и ополченцев из английских колоний. Французы утверждают, что под командой Уолфа было более 20 000 солдат, однако тот, кто совершал эти подсчеты, явно причислил к полевым войскам команды судов Саундерса.

Скорее, численное преимущество было на стороне французов. Отряды Монкальма, а также гарнизон Квебека, подчиненный непосредственно губернатору Водрею, подкрепленные поголовным ополчением французских поселенцев и союзными индейцами, составили внушительную армию, числом не менее 13 000 бойцов. Впрочем, боевые качества этих солдат не были высокими — по крайней мере, это стало ясно во время сражения на Равнине Авраама.

К тому же задачей Уолфа являлся не штурм Квебека. Он должен был, используя прикрытие флота, занять выгодные для дальнейших операций позиции и дожидаться прибытия армии Эмхерста с оз. Шамплен. Именно этим и было вызвано его промедление в августе — начале сентября. Французы, похоже, знали об этом, так как занимались созданием укреплений, которые блокировали бы все подходы к Квебеку. Однако они не [520] пытались брать инициативу в свои руки (еще одно подтверждение неверия Монкальма в силы своей армии), ожидая, когда англичане сами поставят себя под удар.

Военные действия начались с того, что 26 июня Уолф высадился на обширном острове Орлеан, лежащем к востоку от Квебека{25}. Сразу после высадки одна из бригад перешла на южный берег р. Святого Лаврентия и установила несколько батарей на высоте Леви, находящейся как раз напротив Квебека. 9 июля две оставшиеся бригады Уолфа переправились на противоположный, левый, берег реки, устроив лагерь напротив тыльной стороны укреплений местечка под названием Монморанси, лежавшего в семи километрах от Квебека и являвшегося левым флангом длинной цепи прибрежных укреплений, сооруженных под руководством Монкальма.

В ночь на 18 июля часть английского флота под руководством самого Уолфа прошла мимо Квебека. Этот маневр оказался неожиданным для французских артиллеристов, и англичане не понесли никакого урона. Теперь они могли распространять свои набеги вверх по течению. Чтобы максимально уберечь Квебек от неожиданного нападения, Монкальм был вынужден растянуть свой правый фланг до мыса Руж, в десяти с лишним километрах от города. Таким образом, укрепленный кордон оказался слишком большим даже для 13-тысячной французской армии — тем более что он не предохранял французские поселения выше по реке: вскоре англичане совершили набег на местечко Трамбле в тридцати километрах от Квебека. Французы оказались заложниками своей оборонительной стратегии.

Впрочем, прошло немало времени, прежде чем англичане сумели воспользоваться осторожностью неприятеля. Посчитав, что диверсия против Трамбле отвлекла внимание неприятеля, Уолф 31 июля решил взять штурмом Монморанси, защищаемый отрядом де Леви. Однако этот пункт был подкреплен и французской линейной пехотой, и ополченцами-охотниками, так что ни необходимого численного перевеса, ни неожиданности англичане добиться не смогли. Их продвижению мешал не только прицельный огонь французов, но и проливной дождь, [521] превративший подступы к Монморанси в вязкое болото. Видя, что продолжение наступления грозит большими потерями, Уолф приказал прекратить атаки — и тот же дождь, что только что мешал атаке, позволил его войскам избегнуть преследования торжествующих врагов.

Эта — незавершенная — попытка стоила англичанам более 400 человек и заставила Уолфа изменить свой образ действий. Как отмечают сами английские историки, он начал кампанию запугивания, осуществляя практически непрерывную бомбардировку Квебека и местечек на французском берегу реки. Артиллерийским огнем снесли все высокие здания в Квебеке, в том числе — колокольню кафедрального собора. Эта кампания не прекращалась и в те дни, когда Уолф был болен. Наконец было принято решение о новом наступлении. Теперь решили воспользоваться туманом или плохой погодой, чтобы высадить лучшие английские линейные войска на правом берегу реки Святого Лаврентия и вынудить Монкальма принять бой на открытой местности лишь с теми силами, которые окажутся у него под рукой. К чести Уолфа, нужно сказать, что этот план был выполнен на все 100 процентов.

Для того чтобы ввести французов в заблуждение, англичане в течение многих дней совершали рейды по реке — выше и ниже Квебека. При этом на палубах их кораблей в боевом порядке стояла пехота, раздавались команды, барабанная дробь. Французы были вынуждены раз за разом бросать свои силы на те участки, близ которых появлялись англичане26 . К началу сентября настроение защитников Квебека сильно упало, хотя Монкальм и надеялся, что скорое приближение осенней непогоды заставит адмирала Саундерса увести свои корабли (а вместе с ними — и корпус Уолфа) на зимнюю стоянку{27}.

Между тем местом для высадки была выбрана небольшая бухта под названием Фулон, по созвучию с известным средиземноморским портом названная в английских источниках “Тулоном”. Здесь береговой склон становился достаточно покатым, и [522] пехотные части имели возможность быстро преодолеть подъем, оказавшись на Равнине Авраама — большом поле, лежавшем на том месте, где сейчас расположена западная часть Квебека, район под названием Монкальм. Слева от облюбованного англичанами места берег был крутым и обрывистым; у французов там имелся даже небольшой пост — до 100 человек, которые возвели засеки и баррикады поперек тропинки, ведущей с берега прямо на вершину. Однако находившийся в полутора сотнях шагов от этой тропы пологий подъем на Равнину Авраама оставался незанятым.

12 сентября Уолф отдал последние указания войскам, кото12 сентября Уолф отдал последние указания войскам, которые уже были сосредоточены в лагере близ высоты Леви. В высадке должны были участвовать около 5000 человек — лучшие, специально отобранные им части 28, 35, 43-го и других полков, в том числе некоторое количество гренадер. Несмотря на решительный настрой английских офицеров и солдат, операция была очень рискованной: слишком близко от Квебека находилось место высадки (всего лишь в двух километрах от крепости).

Однако 13 сентября все сложилось для де Леви удачно. Во-первых, высадка английского корпуса поблизости от Квебека оказалась абсолютной неожиданностью для Монкальма, он всерьез никогда не рассматривал такую возможность. Поэтому отряд близ бухты Фулон не был усилен — несмотря на явное внимание англичан к этому месту и предупреждения губернатора Водрея, предчувствовавшего беду. Более того, командир французского поста отправил большую часть своих солдат на помощь крестьянам — убирать урожай на полях.

Во втором часу пополуночи корабли Саундерса, находившиеся напротив Квебека, начали обстрел города, после чего от них отделилась эскадра под командованием контр-адмирала Холмса, на которой находились десантируемые части. Приливное течение неторопливо пронесло их мимо укреплений Квебека, однако защитники последнего решили, что вся эта операция — не более чем очередной отвлекающий маневр неприятеля, и остались в городе. Когда корабли подходили к бухте Фулон, с них были спущены десантные лодки, которые медленно направились в сторону берега. [523]

И здесь англичанам повезло еще раз. Французы ожидали прибытия по реке нескольких лодок с продовольствием, собранным близ Монреаля, и непостижимым образом приняли английские суда за этот конвой. Историки ссылаются на то, что утро было раннее, возможно, над рекой лежал туман… Однако в Квебеке движение отряда Холмса заметили в два часа ночи, трудно его было не увидеть и с высоты над бухтой Фулон.

Когда первая лодка оказалась близ берега, ее окликнул французский часовой.

— Французы, — хладнокровно ответил один из офицеров, сидевших в лодке.

— Какого полка?

— Полка королевы!

— Что за судно?

— Лодка с провизией.

— Будьте осторожны! Вас могут услышать англичане!

Закончился этот странный диалог тем, что французы затихли, англичане же были вынуждены бороться с приливной волной, которая отнесла большую часть их лодок на расстояние почти в четверть мили выше избранного для высадки пункта. Однако те несколько десятков человек, которые все-таки высадились в бухте Фулон, блестяще решили задачу: они незаметно поднялись на обрыв и обрушились на спящих в своих палатках врагов.

Французы не оказали сопротивления нападавшим, и путь на Равнину Авраама был открыт.

Монкальм узнал о высадке Уолфа лишь в шесть часов утра — еще один факт, подтверждающий абсолютную неготовность французов к решительным действиям англичан. Приняв бомбардировку города, осуществляемую Саундерсом, за главную угрозу, он был попросту шокирован известием о происшедшем в бухте Фулон. Возникла дилемма, от решения которой зависело многое: либо атаковать высадившихся с теми отрядами, которые имелись у Монкальма под рукой, либо же дождаться корпуса Бугенвиля, находившегося с несколькими тысячами человек близ местечка Бопор, в полутора десятках километров ниже по течению реки Cвятого Лаврентия{28}. Поскольку посты, находящиеся [524] выше по течению, оказались отрезаны от основных сил, а Водрей настаивал, чтобы солдаты, входившие в гарнизон Квебека, оставались в городе на случай неожиданной атаки эскадры Саундерса, Монкальм мог собрать под своей командой лишь около 4200 человек. Более того, ему было отказано в просьбе усилить его части полевыми орудиями: де Рамсе, командир гарнизона, заявил, что ослабить оборону города не представляется возможным. В помощь полевым войскам выделили лишь три орудия.

Стоило ли Монкальму начинать атаку в этих условиях? К вечеру, после прибытия Бугенвиля и частей, оказавшихся “за спиной” Уолфа, он имел бы около девяти тысяч человек, — численностью его корпус почти в два раза превосходил бы высадившихся англичан. Однако два обстоятельства побудили французского командующего предпринять атаку. Во-первых, до вечера англичане, вероятно, сумели бы возвести на Равнине Авраама полевые укрепления, установить за ними тяжелую артиллерию (и еще неизвестно, соизволил бы де Рамсе на следующее утро выделить орудия для поддержки наступления) — и тогда штурм их лагеря обошелся бы французам дорого. Во-вторых, провианта в Квебеке оставалось всего лишь на два дня.

Пожалуй, последнее и стало решающим аргументом для Монкальма. Он не захотел ждать Бугенвиля, не стал раздумывать над тем, как спасти подходивший со стороны Монреаля продовольственный конвой и доставить его в город, не пожелал продолжения позиционной войны (хотя именно она в данном случае сулила французам более всего выгод). Монкальм понадеялся на удачу, на порыв своих войск, на то, что англичане, возможно, еще не завершили высадку и не приготовились к бою. Он поставил на кон в этот момент все, что у него было, — и проиграл.

Пытать счастья в атаке на открытой местности, когда под твоим началом войска, составленные по большей части из ополченцев, охотников, союзных индейцев, оказалось делом самоубийственным. Из “Истории…” Архенгольца мы помним, насколько тяжело было держать в руках самых лучших содат, когда они оказывались перед длинными линиями инфантерии, изрыгающей по наступающим залп за залпом. Даже прусские [525] полки — наиболее управляемые части из всех, сражавшихся на полях Семилетней войны, — неоднократно теряли при этом ритм наступления, координацию действий, и стоило немалых усилий, чтобы собрать их и повести в новую атаку.

Между тем основная сила канадских французов была не в регулярном бое, а в умении сражаться на пересеченной местности, в лесу, где главным орудием становились маневр и засада. Как показали это многие сражения, они были устойчивы в обороне, а в партизанской войне обладали превосходством даже над ополченцами-охотниками из английских колоний. Наилучшей для этих воинов была бы любая тактика солдат-индивидуалистов: рассыпной строй, неожиданные нападения, подвижная оборона — та тактика, которая спустя два десятилетия приведет английские колонии к победе в Войне за независимость. Жизнь в колониях, особенно в североамериканских колониях, с их необъятными, богатейшими, но враждебными просторами, требовавшими индивидуального усилия для выживания и успеха в борьбе за существование, воспитывала именно таких солдат. Атака в линейном строю органически была чужда им — да по-настоящему их и не обучали такой атаке.

Сознавая это, Монкальм попытался построить своих людей так, чтобы использовать все лучшие их качества.

Опорой атакующих были три небольших полка регулярных войск — около 700 солдат, которые двигались в центре наступавших, примерно в километре от реки. На правом фланге двигался отряд милиции — около 400 человек, — имевший подобие линейного строя. Здесь же находились орудия, взятые из Квебека. Другой отряд ополченцев, но большей численности, составлял левое крыло наступавших. Перед строем основной линии двигались небольшими группами не менее двух тысяч франко-канадских стрелков — правда, не разворачиваясь в стрелковую цепь. Наконец, союзные индейцы охватывали левый фланг англичан: многие из них имели на поясе скальпы, снятые с неприятельских голов при Монморанси.

Обилие стрелковых партий должно было, очевидно, компенсировать отсутствие достаточного количества полевой артиллерии: Монкальм рассчитывал, что меткий огонь ополченцев станет решающим аргументом во время атаки. [526]

Увидев приготовления неприятеля к атаке, Уолф, весь корпус которого находился уже на Равнине Авраама, также построил своих солдат. Небольшие подразделения прикрывали спуск к бухте Фулон, легкая пехота заняла позиции в тылу — чтобы предотвратить появление французских партий со стороны мыса Руж, а главные силы растянулись в линию от береговых откосов почти через все плато на расстояние более двух километров. Поскольку левый фланг англичан “повисал” в воздухе, Уолф расположил за ним эшелоном целый полк (15-й). Лучшие войска — несколько гренадерских рот — стояли на правом фланге: возможно, английский военачальник первоначально полагал, что главный удар французы нанесут именно здесь (чтобы прервать сообщение неприятеля с флотом). В резерве имелось еще приблизительно полтора полка. Таким образом, в первой линии на двухкилометровом фронте у англичан было порядка 3200 мушкетов — а это означало, что плотность огня при отражении французской атаки не шла ни в какое сравнение с плотностью огня при Коллине или Цорндорфе.

Французы начали наступление в 9 утра. Отряды застрельщиков приблизились к английским позициям, и под их прикрытием основные силы Монкальма двинулись вперед. Уолф также отправил вперед стрелков (уступавших числом французам) и, во избежание излишних потерь, приказал линейным частям лечь. Поскольку перезарядка мушкетов занимала немалое время, французы приближались медленно, наиболее сильная перестрелка шла на левом фланге английской линии, где давление индейцев оказалось настолько высоким, что Уолф перебросил туда пару рот из своего резерва.

Лишь около десяти часов французы приблизились на расстояние двухсот метров — и резко убыстрили шаг. По команде Уолфа английские полки поднялись с земли и приготовили мушкеты к стрельбе. Сам английский командующий был в этот момент ранен в запястье, но не дал отвести себя в тыл, оставаясь среди войск в ожидании решающего момента.

Во время движения линейные части Монкальма — судя по описаниям английских очевидцев — уклонились вправо. Таким образом, главные силы французов наступали на левую оконечность линии англичан, а левый отряд франко-канадской [527] милиции — на гренадерские роты. Самый ожесточенный огонь стрелки атакующих вели именно по крыльям английской линии. Сейчас уже трудно судить о замысле Монкальма, но похоже, что он хотел опрокинуть левый фланг Уолфа, чтобы затем полуокружить его центр и сбросить англичан в реку.

Однако сказалась выучка регулярных британских войск. Несмотря на огонь неприятеля (который, впрочем, не мог быть особенно метким, так как производился на ходу), несмотря на воинственные крики индейцев, они хладнокровно ожидали, “пока не будут видны глаза неприятеля”, и лишь когда до того оставалось менее сорока шагов, командиры полков скомандовали: “Пли!”

Залп не раздался одновременно: скорее, огонь велся плутонгами, чем достигалась его непрерывность. Выстрелы бежали от флангов расположения войск Уолфа к их центру, а затем — обратно. Через несколько минут английский строй был укутан клубами порохового дыма, из которого безостановочно неслись сотни пуль.

Крики французов затихли, более того, англичане перестали испытывать на себе воздействие ответного огня. Британские офицеры приказали прекратить пальбу, ожидая штыковой схватки, но, когда дым рассеялся, стало видно, что французы бегут.

Ни добровольцы, ни линейные части не оказались в состоянии выдержать прекрасно организованного огня английской пехоты. Отсутствие артиллерии не позволяло надеяться на быстрое разрушение британских линий. Для этого, возможно, требовалось очень длительное воздействие со стороны тревожащего огня французской милиции — но нельзя забывать, что на открытом месте, подобном Равнине Авраама, она легко была бы отброшена неприятельской контратакой.

Нужно отметить, что последние минуты перед тем, как англичане открыли огонь, оказались для них самыми неприятными. Большая часть потерь корпуса Уолфа (около 650 человек убитыми и ранеными, то есть каждый пятый из стоявших в первой линии) пришлась на этот короткий промежуток времени — между тем, как линейные части британцев поднялись с земли, и тем, как они открыли огонь. В эти же мгновения смертельное ранение получил и Уолф, проживший после него лишь [528] несколько минут — которых, впрочем, было достаточно, чтобы узнать о бегстве неприятеля и победе своих войск.

Чуть позже получил смертельное ранение Монкальм, пытавшийся остановить бегство своих войск. Известие о смерти этого военачальника, олицетворявшего в глазах французов все их успехи в войне с англичанами, стало фактором, окончательно деморализовавшим армию. Несмотря на понесенные потери (более 1200 человек убитыми и ранеными — большая часть последних попала в плен), французы, после подхода корпуса Бугенвиля, опять получили численное преимущество над врагом. Однако армия Монкальма перестала существовать как организованное целое. Часть ее бежала с Равнины Авраама, переправившись через речушку Св. Шарля к северу от города, и повести ее в бой можно было бы только с помощью чуда. Другая часть укрылась за укреплениями Квебека, но и от нее прока было мало. У французов еще будет возможность доказать свою воинское умение, но пока… пока потрясение было слишком велико{29}.

Генерал Таунсенд, сменивший Уолфа, повел свои войска к Квебеку и начал строить полевые укрепления, готовясь к осаде города. Победа была блестящей, однако она еще не означала выигрыш кампании. В случае если бы французы упорно обороняли город, англичане, с приближением непогоды, вынуждены были бы прервать осаду. Однако Водрей полагал, что ресурсы обороны Квебека уже исчерпаны. Действительно, основные укрепления города прикрывали его со стороны реки, но со стороны суши — находились не в самом лучшем состоянии. Провианта не хватало, а теперь еще англичане перекрыли дорогу обозам из Монреаля. Поэтому Бугенвиль со своим корпусом и остатками армии Монкальма обошел по широкой дуге корпус Таунсенда, чтобы восстановить связь с Монреалем. Вскоре оттуда прибыл де Леви, принявший верховное командование. Однако 18 сентября комендант Квебека де Рамсе (по указанию Водрея) подписал условия капитуляции, согласно которым он вместе с 1800 солдат гарнизона был отправлен во Францию.

Англичане, заняв Квебек, срочно начали усиливать его укрепления. Они ожидали активных действий от нового командующего [529] французской армией. Однако тот понимал, что с голодной армией, не имеющей к тому же артиллерийского парка, он не добьется ничего, и поэтому приказал отступать к Монреалю — новому центру французского сопротивления.

Англичане могли торжествовать. Решительность Уолфа сделала окончательное завоевание Канады делом времени и терпения.

Кампания 1759 г. на оз. Шамплен также была в целом успешна для англичан. Эмхерст в начале июля вынудил малочисленный отряд Бурлямака, действовавший здесь, покинуть позиции близ форта Карийон и эвакуировать саму крепость. В течение июля—августа английская армия медленно продвигалась вдоль озера и лишь у северной оконечности его была остановлена большим укреплением Иль-о-Нуа — последней линией обороны перед Монреалем. Здесь Эмхерст, растянувший свои силы для защиты коммуникаций от нападений канадских партизан и индейцев, решил остановиться. Известие о взятии Квебека привело его к заключению, что в этом году и так сделано достаточно.

К весне будущего года французы оказались в отчаянном положении. Они были отрезаны не только от метрополии, но и от долины Миссисипи и Луизианы (англичане взяли форт Ниагара и перекрыли пути по Великим озерам). В руках де Водрея оставался лишь небольшой район вокруг Монреаля, а де Леви имел под ружьем не более четырех тысяч солдат{30}. Сказались большие потери прошлой кампании, возвращение многих уроженцев Квебека и его области домой (англичане угрожали репрессиями семьям тех франко-канадцев, которые находились в войсках де Леви), да и индейцы, понимая, что развитие событий складывается в пользу англичан, уже не столь охотно шли на королевскую службу.

От французов не ожидали активности, однако де Леви, понимая, что лишь отчаянная решимость может продлить сопротивление колонии, решил действовать вопреки здравому рассудку и в апреле, когда английские войска еще находились на зимних квартирах, начал марш, имевший целью отвоевание Квебека.

Корпусом, находившимся в бывшей столице Канады, командовал генерал Мюррей. Узнав о движении неприятеля, он [530] решил не отсиживаться за стенами города, а встретить его на передовой позиции — за рекой Сен-Фуа. Хотя в выступившем с ним отряде насчитывалось около 2500 тысяч солдат, Мюррей рассчитывал на многочисленную артиллерию, которой англичане были снабжены в избытке.

В двадцатых числах апреля де Леви подошел к реке и начал прощупывать позиции англичан. Разведка боем показала, что фронтальный штурм приведет к поражению, подобному битве на Равнине Авраама. Тогда французы прибегли к фланговому маневру, обойдя с правого крыла расположение английских войск. Местность и влажная почва не позволили Мюррею перебросить на угрожаемый участок достаточное количество артиллерии, и 28 апреля англичане в беспорядке откатились к Квебеку. При этом де Леви захватил несколько десятков английских пушек, что значительно усилило его импровизированный осадный парк.

Опасаясь предательства, Мюррей, по заведенному уже англичанами обычаю, выслал из Квебека всех местных жителей и сел в осаду, дожидаясь помощи из Галифакса и Луисбура.

Де Леви начал возводить некое подобие брешь-батареи, надеясь пробиться сквозь оборонительную линию англичан с западной стороны Квебека. Однако он столкнулся с недостатком продовольственных запасов: франко-канадцы уже съели практически все, что несли с собой, а окрестности Квебека были опустошены еще во время прошлой кампании.

Де Водрей собрал в Монреале речной конвой, который 10 мая направился к Квебеку. В случае благополучного прибытия его французы могли рассчитывать на ведение боевых операций еще в течение нескольких недель. Де Леви был уверен, что за это время Мюррей не получит сколь-либо существенной помощи и Квебек будет возвращен.

Однако англичане действовали не менее оперативно, чем их противник. 15 мая к Квебеку подошла из Галифакса небольшая эскадра. В тот же день английские фрегаты обстреляли французский лагерь, а 16 мая захватили конвой из Монреаля. Судьба Квебека была решена окончательно. Видя ее бесперспективность, де Леви сжег лагерь и, оставив близ города 40 заклепанных орудий, вернулся к Монреалю. [531]

Летом англичане возобновили планомерное наступление. Мюррей, значительно усиленный подкреплениями, медленно продвигался по правому берегу реки Святого Лаврентия. Де Леви уже не пытался атаковать его, армия французов стремилась задержать противника подвижной обороной. Однако последняя с каждым днем становилась все менее устойчивой, так как командующему войсками Новой Франции приходилось дробить свои силы, отправляя подкрепления то Бурлямаку, все еще удерживающему Иль-о-Нуа (против него действовал 4-тысячный корпус полковника Хэвиленда), то отрядам, находившимся в верхнем течении Святого Лаврентия: на них наступала армия Эмхерста, обошедшая бассейн оз. Шамплен с запада. На некоторое время Эмхерст был задержан близ форта Леви — что едва не нарушило график продвижения всех английских сил. Но в конце августа ресурсы сопротивления этого форта были исчерпаны, и Эмхерст вышел к Монреалю. Вскоре под стенами этого города соединились все три английских корпуса.

Хотя де Леви и Бурлямак призывали продолжать сопротивление, де Водрей, понимавший, что осажденные скоро окажутся в тисках голода, а многочисленные английские силы оставят без средств пропитания всех канадских колонистов, поспешил согласиться на почетную капитуляцию. Согласно последней, отряды ополчения расформировывались, а остатки регулярных войск (порядка 2000 человек) были отправлены во Францию.

Канада была потеряна для Франции безвозвратно. Последней попыткой получить хоть какую-то компенсацию за потерю долины Святого Лаврентия и последней вспышкой военных действий в Северной Америке стала морская экспедиция, предпринятая французами летом 1762 г. В июне французская эскадра во главе с графом д’Оссонвилем подошла к о. Ньюфаундленд, некогда принадлежавшему французской короне. Английские отряды, защищавшие остров, были немногочисленны, и французы легко заняли Сент-Джонс — его главный город. Понимая, что большего с наличными силами ему добиться не удастся, граф д’Оссонвиль обосновался в этом пункте и держался там до начала сентября — пока англичане не стянули на Ньюфаундленд войска из Новой Шотландии и Квебека. Лишь после начала [532] правильной осады д’Оссонвиль согласился на переговоры и капитулировал в сентябре того же года.

* * *

Еще одним театром военных действий во время Семилетней войны была Индия. К 1756 г. здесь сложилось относительное равновесие, выгодное в первую очередь французам. Если во время войны за Австрийское наследство французские колониальные войска нанесли несколько поражений англичанам и их союзникам, даже заняли Мадрас — крупнейшую английскую базу, то в период между 1748–1756 гг. они не только потеряли приобретения, но и начали уступать в необъявленной войне английской Ост-Индской компании.

Поэтому затишье, наступившее в англо-французском соперничестве в 1755 г., приветствовалось французским губернатором Лейри. Он вообще хотел, чтобы европейские колонии в Индии не вмешивалась в дела своих метрополий, стремясь не к противостоянию Англии, а к компромиссу.

Основное ядро английских и французских владений находилось в то время на юго-восточном побережье Индии, в области под названием Карнатик. Примерно в центре ее находилась столица французов, город Пондишери. В сотне с небольшим километров к северу от Пондишери располагался Мадрас. Города и фактории, принадлежавшие будущим противникам по Семилетней войне, располагались по побережью вперемешку; фактически европейцы занимали все удобные для торговли порты на побережье Индостана.

Индия де-юре считалась находящейся под властью Великого Могола — правителя, находившегося в Дели. Однако значительная часть центральных и западных ее земель была в руках конфедерации маратхов — племенного объединения, сложившегося в западном Индостане и лишь формально признававшего власть Моголов. Отдельные маратхские военачальники владели независимыми княжествами в южной и восточной частях могольской империи.

Однако даже оставшиеся территории контролировались местными навабами и субадарами — полунезависимыми [533] наместниками, правившими огромными территориями (Бенгалией, Аудом, Деканом). Наиболее важными для французов были отношения с правителями Хайдарабада, являвшимися законными главами всего юга Индии (в том числе и Карнатика).

Правда, и субадары не обладали полнотой власти: фактически Декан представлял собой конгломерат владений местных династов, могольских ставленников и маратхов.

В начале 50-х годов французы усилили свои позиции в Хайдарабаде благодаря предприимчивости капитана, а затем бригадира Шарля Жозефа Бюсси, величайшего из всех колониальных деятелей французской Индии. Создав боеспособную армию из обученных по французскому образцу местных воинов (сипаев), Бюсси к 1754 г. стал фактическим владыкой [534] Декана; Салабат, правивший в Хайдарабаде, полностью зависел от него.

Чем дольше продолжался мир, тем более усиливалось французское влияние. Семилетняя война стала для английской Индии великолепной возможностью разрушить складывающуюся колониальную империю.

В противовес французам англичане начали создавать базу для своего завоевания Индии в Бенгалии. В начале 1757 г., когда в Мадрас и Пондишери наконец прибыли сведения о начавшейся в Европе войне, главные силы англичан под командованием Роберта Клайва, энергичного и талантливого полководца, находились именно на северо-востоке Индии. Несмотря на выгодную ситуацию, Лейри не решился атаковать Мадрас, предпочитая добиться от британских представителей соглашения о нейтралитете. В ответ на это английский главнокомандующий захватил в марте того же года город Шандернагор, главную французскую факторию в Бенгалии, а 23 июля 1757 г. дал знаменитое сражение при Плесси, когда трехтысячная армия Клайва, составленная главным образом из колониальных войск (сипаев), взяла штурмом лагерь двадцатикратно превосходящей ее армии бенгальского наваба.

Обеспечив свой тыл, Клайв мог обратиться против французских владений на юге Индостана.

Лишь в апреле 1758 г. в Пондишери прибыл французский флот во главе с адмиралом д’Аше (8 линейных кораблей, транспорты, легкие суда), на котором находился экспедиционный корпус (3 полка регулярной французской пехоты, в том числе знаменитые Лотарингский и Ирландский{31}) и новый главнокомандующий всеми французскими силами в Индии, генерал Лалли-Толландаль{32}. Основной своей задачей он имел немедленное открытие военных действий против англичан и полное изгнание их из Карнатика. Во Франции полагали, что под командованием Лейри и Бюсси находится большая боеспособная армия, что Хайдарабад по первому слову из Пондишери выделит круглую [535] сумму на кампанию против британцев и что для быстрого достижения успеха нужен лишь опытный энергичный командир и подкрепление, составленное из ветеранов прошлой войны. Лалли до конца военных действий так и действовал в убеждении, что Индия — зависимая страна и что одно появление французских солдат обязывает любого индуса к безусловному подчинению. Вызванный из Хайдарабада Бюсси пытался привить своему новому командующему реалистический взгляд на вещи, но не преуспел в этом и более того — настроил Лалли против себя.

“Бешеный ирландец” (как за глаза звали Лалли) не пожелал дать прибывшим с ним полкам ни дня отдыха. Уже на следующий день после высадки (28 апреля) Лалли со своими тремя полками выступил к ближайшей английской колонии, г. Куддалур. Лишь форт Давида, прикрывавший гавань Куддалура, сооруженный по последнему слову инженерного искусства{33}, оказал упорное сопротивление французам. Возможно, Лалли и быстрее одолел бы его гарнизон, но Лейри откровенно саботировал поставки в армию, а д'Аше оказался отвлечен английской эскадрой адмирала Джорджа Покока, с которым в течение 1758–1759 гг. провел три безрезультатные битвы, после чего удалился на о. Иль-де-Франс. Так или иначе, морские перевозки также стали невозможны.

1 июня форт Давида пал34 , однако французы приложили слишком большие усилия для овладения этим пунктом, и настроения в экспедиционном корпусе, страдавшем от тропических заболеваний и не привыкшем еще к экзотическому рациону питания, были не самыми лучшими.

Чтобы поправить настроение, а заодно и финансы армии, Лалли предпринял экспедицию против раджи Танджура, города на юге Карнатика, разбил в правильном сражении его армию, однако так и не смог взять крепости, за которой укрылся индийский правитель. Понимая, что посреди враждебных земель его армии грозит гибель, Лалли вернулся в Пондишери и стал лелеять надежду, что после соединения с Бюсси достигнет решающих успехов. [536]

В сентябре деканская армия Бюсси и корпус Лалли заняли союзный англичанам город Аркат к северо-западу от Пондишери. Следующей целью “Бешеного ирландца” стал Мадрас. Несмотря на то, что наступал сезон дождей, а Клайв прислал в этот город из Бенгалии достаточное количество продовольствия и подкрепления, Лалли собирался взять его штурмом. Французский командующий не признавал никаких препятствий, рассчитывая, что его воля станет залогом непременной победы.

14 декабря французы заняли без боя “черный” (индийский) район Мадраса. Сипаи Бюсси начали грабить брошенное жителями имущество, вскоре к ним присоединились и солдаты Лалли. Через несколько часов французская армия была почти поголовно пьяна, и полковник Лоуренс, командовавший гарнизоном Мадраса, решил совершить вылазку. Через мост над р. Монтарон, отделяющей европейскую часть города от “черной”, перешло несколько батальонов, которые устроили резню в прилегающих к мосту кварталах. К счастью для французов, регулярные части быстро пришли в чувство, и на узких улицах “черного города” началась ожесточенная схватка. Постепенно французы одолели нападавших. Лоуренс слишком поздно дал приказ отступать, и англичане в полнейшем беспорядке устремились к мосту. В результате артиллерия, находившаяся на городских стенах, не могла открыть огонь, так как отходившие войска гарнизона смешались с солдатами Лотарингского полка.

Однако по непонятной причине Бюсси, участвовавший во французской контратаке, приказал лотарингцам остановиться — и благоприятный случай ворваться на плечах бегущего неприятеля в Мадрас был упущен.

Началась осада — как и в случае Куддалура, утомительная и безуспешная. Когда же 16 февраля 1759 г. к Мадрасу подошел флот Покока, даже Лалли был вынужден отказаться от идеи генерального штурма.

Между тем англичане начали брать инициативу в свои руки. Зимой 1758/59 года Клайв послал часть своих сил из Бенгалии на юг. Британцы заняли Северные Сиркары (территория, лежащая к северу от Карнатика), привлекли местного правителя на свою сторону и после двухмесячной осады заставили капитулировать [537] местную французскую колонию — Масулипатам. Вскоре отряд из Сиркар вступил в Мадрас, где сосредоточились силы, достаточные для того, чтобы дать французам открытое сражение.

В декабре 1759 г. Лалли, подавив бунт в собственных войсках, вновь выступил против Мадраса. Его армию, насчитывавшую 3500 солдат (в том числе 1300 сипаев), сопровождал значительный отряд конницы маратхов, присоединившийся к Лалли благодаря посредничеству Бюсси. 22 января близ Вандиваша французы столкнулись с английским корпусом полковника Кута (более 5000 человек; из них европейцев — 2/5 ее состава). Англичане заняли несколько высот, собираясь отбить неизбежную атаку “Бешеного ирландца”{35}. Лалли понял это и решил не бросать солдат во фронтальное наступление, но, используя конницу маратхов, обойти левый фланг неприятеля.

Однако артиллерийский огонь отпугнул французских союзников, и, вместо продолжения боя, они отъехали в тыл армии Лалли, ожидая, чем закончится схватка европейцев. При этом Лалли едва не попал в плен: решив возглавить атаку индийской конницы, он вырвался вперед и в какой-то момент оказался с немногими адъютантами перед английскими позициями.

Видя замешательство в стане противника, англичане перешли в наступление, однако Лалли удачно расположил свои орудия в центре строя и благодаря их огню отбросил Кута. После этому ему вновь показалось, что настал благоприятный момент для атаки. Теперь в ней должны были участвовать горстка французских драгун и Лотарингский полк.

Лотарингцам наконец удалось ворваться в расположение неприятеля, захватить несколько знамен и орудия. Однако сипаи Бюсси в этот момент оказались связаны на противоположном фланге активными действиями индийских солдат Кута, в результате у Лалли не оказалось резервов, и контратакой свежих батальонов лотарингцы были сброшены с высот.

Почти в тот же момент левое крыло французов рассыпалось. Англичане обошли неприятельских сипаев с тыла, а когда под Бюсси пала лошадь, большинство его воинов решило, что их бригадир мертв, и обратилось в бегство. [538]

Увидев поражение французов, маратхи покинули поле боя, а через некоторое время вступили в переговоры с Кутом. Потерявший почти четвертую часть своих сил (в том числе и Бюсси, захваченного англичанами в плен), Лалли ретировался в Пондишери. После поражения он должен был бы готовить столицу французской Индии к обороне. Однако неуемная энергия гнала “Бешеного ирландца” вперед, и спустя месяц он вновь направился в сторону Мадраса — словно армии Кута не существовало!

К счастью для Лалли, его войско возмутилось и заставило французского командующего повернуть обратно. В противном случае оставшийся без гарнизона Пондишери мог бы достаться Куту, приближавшемуся к городу по другой дороге.

Неторопливость англичан дала французам еще год иллюзорного присутствия в Индии. Лишь осенью, после тщательной подготовки, Кут приступил к блокаде Пондишери. Сухопутные отряды англичан все ближе подходили к городу, а флот прервал подвоз провианта из имевшихся еще в руках французов факторий. В столице французской Индии начался голод. Лалли приказал выслать из города всех туземцев, затем реквизировал и сосредоточил на армейских складах все имевшееся продовольствие. Но было очевидно, что без помощи из Франции Пондишери долго не продержится. <Неторопливость англичан дала французам еще год иллюзорного присутствия в Индии. Лишь осенью, после тщательной подготовки, Кут приступил к блокаде Пондишери. Сухопутные отряды англичан все ближе подходили к городу, а флот прервал подвоз провианта из имевшихся еще в руках французов факторий. В столице французской Индии начался голод. Лалли приказал выслать из города всех туземцев, затем реквизировал и сосредоточил на армейских складах все имевшееся продовольствие. Но было очевидно, что без помощи из Франции Пондишери долго не продержится.

18 января 1761 г. потерявший былую энергию и нарочито демонстрируемую силу воли Лалли подписал акт о капитуляции{36}. Пондишери был занят англичанами и спустя некоторое время разрушен почти до основания: мечты о великой колониальной империи французов в Индии так и остались мечтами. Англичане будут все активнее продвигаться в глубь Индостана, что вызовет в конце XVIII столетия профранцузские симпатии во многих индийских землях. В руках Парижа останется еще несколько прибрежных городов, однако у французов уже не найдется сил, чтобы вернуть себе положение, которое они занимали в Декане до 1756 г. [539]

* * *

Кто выиграл и кто проиграл в результате Семилетней войны?

Более всего потеряла, конечно, Франция — причем не только с точки зрения утерь обширных владений в колониях. Прежде всего у Версаля упал военный и политический престиж — как в глазах Европы, так и в глазах собственного народа. События Великой Французской революции были “запрограммированы” именно в эти годы.

С другой стороны, поражения французской армии стали стимулом для развития военной науки во Франции. Учебники, на которых воспитывался Наполеон и которые оказали решающее воздействие на реорганизацию вооруженных сил в Европе конца XVIII — начала ХIX столетий, создавались именно в годы после Семилетней войны.

Потеряла и Австрия. Силезия прочно вошла в состав Прусской державы, а в Германии сложилась биполярная система, с которой венскому двору отныне нужно было считаться.

Саксония и Польша, несмотря на восстановление этой комбинированной державы, окончательно превратились в третьестепенное государство. Из-за ослабления Франции раздел Польши стал неизбежен.

Пруссия утвердилась в качестве мощной европейской державы (а Фридрих приобрел заслуженную славу гениального военачальника) и могла на равных вести разговор с другими дворами. Однако напряжение, выпавшее на долю молодого государства, оказалось столь велико, что Пруссия на долгое время перестает быть источником беспокойства для Европы. К концу столетия живые формы, в которых развивалось прусское военное искусство, окостеневают, и развитие прусской державы оборачивается катастрофой под Йеной-Ауэрштедтом.

Более всего приобрела Англия. Захватив обширные территории, ослабив своего колониального соперника, заложив основы своей имперской власти и в Cеверной Америке, и в Индии, контролируя основные торговые пути, Британия получила мощнейший стимул для развития своей экономики. Военные заказы дали очередной толчок промышленности, а [540] разруха, царившая в Германии после окончания войны, сделала английские товары и английскую валюту желанными гостями на немецких рынках. Таким образом, огромные денежные “вливания”, которые Британия совершила в прусского короля, вернулись с прибылью.

Правда, с приобретением Канады ситуация в североамериканских колониях значительно изменилась. Рассматривая долину реки Святого Лаврентия как военный трофей, англичане уделили ей чересчур много внимания, потеряв при этом контроль над территорией будущих Соединенных Штатов Америки.

Как ни парадоксально, Россия также только выиграла от этой войны. Русская армия получила бесценный практический опыт, участвуя в сражениях против лучших европейских войск и великих полководцев. Постепенно русские приобретали воинские навыки, поставившие их во время наполеоновских войн в один ряд с самыми воинственными европейскими нациями. Внешняя политика Санкт-Петербурга в течение нескольких десятилетий была сосредоточена на ближайших соседях России — и к середине девяностых годов, пользуясь ослаблением Франции и союзом с Австрией, Екатерина Великая захватила более половины территории Польши, отодвинула до Днестра границу с Турцией и утвердилась в Карелии и восточной Финляндии. Наполеону противостояло совсем другое государство, чем то, которое сражалось против Фридриха: более централизованное, развитое, богатое, имеющее владения, непосредственно граничащие с центральноевропейскими державами.

Когда в 1815 г. под власть Александра I перейдет Варшава и Царство Польское, это станет более чем щедрой компенсацией за возвращенную полстолетия назад Фридриху II Восточную Пруссию.

Вообще Семилетняя война оказала на Европу умиротворяющее воздействие. Огромные людские, финансовые, экономические потери, которые понесли большинство ее участников, затраты, не приведшие к достижению довоенных целей, приучили европейские дворы к осторожности. Всеевропейская война казалась делом, не окупающим затраты. Тридцать лет [541] конфликты будут иметь периферийный характер. Ни война за Баварское наследство, ни революция в Северной Америке, ни борьба России и Австрии против Турции, ни разделы Польши не переросли за рамки локальных конфликтов.

Многим из образованных европейцев Семилетняя война показалась “последним испытанием” на пути к цивилизованной и мирной жизни. Никто не предполагал, что это затянувшаяся пауза перед невиданной доселе бурей. Монархическая Европа привыкла к тишине и компромиссам — и оказалась не готова к тотальным войнам эпохи Великой Французской революции и Империи.


Вы здесь » Russian Warriors » Мировая Семилетняя война.Продолжение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC